Греческая политика к Mакедонии, 1

Греческая политика к Mакедонии во второй половине XIX-го и в начале XX-го века [Македонска библиотека] Ристо Поплазаров

(Вооруженные, пропагандные, дипломатические и другие антимакедонские акции и борьба против них на местности)

В течение создания греческой буржуазии, в которую входила и большая часть „переродившихся“ фанариотов и феодальных элементов, в содействии с высшей церковной иерархией Патриархии, сформировалась „мэгали идеа“ (великая идея) с захватческой целью к Македонии и к другим негреческим странам. Осуществление „мэгали“ идеи в Македонии означало засиление денационализационной и ассимиляционной великогреческой легальной и вооруженной пропаганды. Крайней целью всего этого являлось подготовление почвы для присоединения к королевству Греции чем большей части Македонии. В эту многостороннюю деятельность постепенно включалось и греческое государство, что становилось более заметным в дальнейших событиях после Крымской войны.

В рамках этого государственного ангажемента, X. Трикуписс выработал (в 1866-ом году) такназываемую „минимальнюю“ программу, а „Объединение для расширения греческой письмености“, позади которой находились самые экстремные великогреческие круги, выработало „максимальную программу“ великогреческих территориальных аспираций к Македонии и к другим странам. Обе эти программы представляли пан-эллинскую политику „мэгали“ идеи. Трикуписсовая программа, к которой присоединилось болыпенство греческих правительств, требовала для Греции македонские края южнее линии, которая начиналась горой Родопи и рекой Места, проходила линию Неврокоп — Струмица — Демир-Хисар — Прилеп — Крушево — Охрид, и кончалась на Адриатическом Море. На основании [< стр. 277] этой программы, греческие правительства вели многочисленные тайные дипломатические переговоры о разделении Македонии на влиятельные сферы и от других целях, не пренебрегали ни греческие позиции севернее вышеупомянутой линии. Такие переговоры велись, на пример, в 1867-ом году с Сербией и в 1870-ом году между Патриархией и болгарскими церковными деятелями.

В течение нового появления восточного кризиса, от 1875-го до 1878-го годов и после эго, великогреческая полика к Македонии вступила в новую империалистическую фазу. Она характеризовалась многочисленными акциями и демонстрациями на военном, дипломатическом, пропагандном и „научном“ поле. Не смотря на безуспешные вооруженные попытки со времени Крымской войны, в январе 1878-го года, греческие правящие круги организовали такназываемое „восстание“ на Олимпе и до 1883-го года провели ряд акций такназьваемых „четников“ и в Серской, Костурской, Леринской, Битольской, Салоникийской и в других областях, имея в виду следующую цель: помочь внедрению греческой армии в Тессалию (январь—февраль 1878-го года); „поднять греческий дух“ „греков“ в Македонии; „доказать“ миру, что это „греческая земля“; террором и вооруженной пропагандой запугать население, чтобы оно осталось „верное“ Патриархии и греческой национальной „судьбе“; совершить давление на переговоры, которые велись между Грецией и Турцией, и между Грецией и великими силами, с целью, чтобы Греции отдать чем больше территориальных и других завоеваний; и вообще, чтобы закрепить и расширить позиции великогреческой пропаганды в Македонии.

В последующих приблизительно двадцать лет (после 1878-го года), великогреческая пропаганда в Македонии, получая вдвойне и втрое больше материальных средств (главным образом денег) и кадров от греческого королевства и от греческих капиталистов (торговцов, банкиров) в иностранстве, чтобы успела, на пример, увеличить численность пропагандных объединений в два раза, училищ — на более три раза, учеников — на около пять раз. Она же получала в квалитете, хотя в квантитете, точнее: в объемности, — теряла, потому что все большее число македонских сел отказывалось от Патриархии. Параллельно с этим, усиливалась и великогреческая „научная“ пропаганда. Публиковались многочисленные книги, брошюры и журналы на греческом и на иностранных языках, с целью „доказать“, что в Македонии „все и вся — греческое“. [< стр. 278]

И кроме широкой деятельности в Македонии (1877— 1883), греческое государство не поставило свои аспирации к Македонии на Берлинском конгрессе. Сразу после него, Греция продолжила работу еще силнее, с целью ее осуществления. В 1882—1883 годах, в течение греческо-болгарских переговоров, было постигнуто принципиальное согласие, „уступить всю южную Македонию греческому влиянию ..., а в северной Македонии ... признать Болгарии исключительное право на влияние и проведение пропаганды“. Позднее велись и подобные греческо-сербские переговоры, которые окончились тем, что греческое правительство „отказалось“ от северной, а сербское от юговосточной Македонии.

В дальнейшем периоде до конца XIX века, кроме интенсивной дипломатической деятельности и всесторонней усиленной „легальной“ пропаганды, великогреческие круги, в 1885-ом году попытались организовать в Македонии новые вооруженные акции, а в 1896-ом году послали несколько такназываемых „андарских“ отрядов (членов вооруженной греческой „четникской“ пропанады) в Кожанский, Берский, Негушский, Серский и в другие края, с целью поднять „восстание“, точнее — с пропагандными и захватчисткими целями, — такими же, которых имели и предыдущие подобрные акции. Кроме всего этого, это имело и одну специфическую цель, которая явилась главной. Из прежних исследований видно, что это было прелюдией в наступаюшую греческо-турецкую войну в 1897-ом году, которую вдохновили Германия и Австрия, путем исчерпывания Греции и Турции, или каким ни будь иным способом, обе или одну из них, склонить на сторону центральных сил. Почву для этого подготвило „Этники Этерия“ („Национальное объединение“), которым руководили греческие офицеры. В рамках „мэгали“ идеи, „Этерия“, которой закулисно руководил королевский дворец, со знанием правительства, создала большой воинственный психоз, при чем выдвигалось положение, что в Македонии поднимится „всеобщее восстание“. Некоторые из оппозиции, на страницах журнала „Нэа имера“ начали сопротивляться этой агитации, потому что считали, что Греки не восстанут. „Все вперед энают, — подчеркивала оппозиция, — славянское население не будет помогать борьбе, которая руководится целью навязать греческую идею, а кроме того мы не имеем права ожидать помощь Славян, когда продолжаем считать, что целая Македония... исключительно греческая“. Не смотря на эти и на другие трезвенные сопротив- [< стр. 279] ления оппозиции, подготовленные „четникские“ акции в 1896-ом году уже содержались, но без успеха, хотя их называли „восстанием“.

No comments: